NJ.Hwang
Да где наша не пропадала!? Наша пропадала везде…
по мотивам вчерашнего всемогущества


Название: нечто странное и соленое
Автор: неизлечимо болен
Редакция: не предусмотрена вероисповеданием.
Размер: не имеет значения
Пейринг/Персонажи: горячо любимые и несовместимые. Капитан Вейн в роли капитана Вейна, Леди Сеймур ака Натали Дормер, Король вёдер он же везде солнцеликий Фернандо, Ведьма - самая лучшая Шарлиз ну и все кто там еще всплывет по весне и прибьется к берегу
Категория: гет, джен, морские жители
Жанр: приключения, треш, драма, угар. все по секретным документам и в лучших традициях
Рейтинг: всепозволяющий
Краткое содержание: сказочка закручивалась невероятно лихо после смерти Вейна, так лихо, что довела его до края земли, ни в самой приятной компании.
Размещение: а в лоб?
Предупреждение:
Извинения: а по лбу?...кроме Фернандо, над ним жизнь и так уже постебалась с хондой.
Отказ:ничто не истинно, все дозволено! даже то что наше увы не наше...
Вместо эпиграфа: заводи! - сказал Король ведер, крутанув рулем и оторвал штурвал управления! с тех самых пор все и пошло наперекосяк сместив оси, ребра и полушария мозга.
Спонсоры: Кредитные карты, кокаин, Жаренный Нико, срачи в формуле один, несправедливость, острые иглы, соленое море.


- Эй, Капитан, - услышал Вейн чей-то пронзительный шепот.
Ему не нужно было открывать глаз или поворачиваться в сторону маленького зарешеченного окошка, чтобы тут же воспроизвести в памяти этот пронзительный взгляд бледных голубых глаз, вздернутый носик и светлые локоны. Чарльз и не поддался искушению, у него и так не осталось времени на сантименты и тем более на бывших подружек. И тем более у него не было времени для этой женщины. Ему хотелось побыть одному в эти последние часы, расставить все по местам и понять, что он ничего не изменил бы в своей жизни, ни на долю секунды. Даже её. Если не поддаваться, она отстанет сама. Просто проигнорировать.
- Чарли, не будь ссыкуном, - в голосе появились строгие нотки, а глаз капитана Вейна дернулся. "Чарли" - как же он это ненавидел. Желваки тоже дернулись от гнева. - Или ты и вправду решил подохнуть вот так?
Вопрос явно был скорее риторическим, Вейн кисло усмехнулся. У него была явная слабость к сильным женщинам, к этому необузданному характеру и острому уму. Сейчас это было и смешно и грустно одновременно. Только ему могло в жизни повезти - дважды.
В его жизни было много девушек, шлюх из Нассау, девиц из ближайших портов, но таких ярких, которые оставляют отпечаток, о которых он мог бы говорить часами, но предпочитает не говорить ни слова, было всего две на всю его недолгую жизнь. Две прекрасных блондинки с горящим взглядом, страстные, ведущие свои игры, прекрасные дочери Нассау, но пожалуй на этом их сходства и заканчивались. Элеонора - дочь своего отца, сорванец в юбке, как же он ее любил, что позволял каждый раз обводить себя вокруг пальца. Как же горело его бедное сердце лишь при одном упоминании имени этой бестии, как ярко они горели вместе и как быстро упали по отдельности. Она привела его на плаху...
И другая, леди до мозга костей, до последней капли крови. Упорная в своих целях. Такая холодная на первый взгляд, с ней было легко вести дела, она спокойно разделяла их с постелью, не смотря ни на что. Сталь во взгляде, она не была огнем, но она была диким штормом. Рядом с ней на Чарльза будто выливали ведро ледяной воды. И зачем она здесь?
На пол камеры шлепнулся сверток, что-то увесистое и металлическое.
- Или ты и в правду решил сдать свою паскудную душу в утиль, Чарли? из-за этой шлюхи, серьезно? записка внутри. До завтра....
Чарльз открыл глаза и повернулся к окну, но там уже никого не было, лишь сверток на полу мог выдать тайного посетителя. Он быстро прибрал его к рукам, чтобы лишний шум не привлек ненароком охранников к его камере.
Две такие разные девушки. Два таких разных пути. Одна привела его на плаху, хотела убить. Другая же пришла его спасти. Вейн развернул записку, тонкие закорючки почерка тут же вцепились в него воспоминаниями, красивые буквы, красивый слог. Вейн качнул головой.
Сеймур.
Так ли он жаждал смерти?


****
Нассау. Её грудь вздымалась так высоко и так часто, что можно было решить, что юной леди сделалось дурно. Но она была просто в восторге. Она мечтала об этом дне чуть не с самого своего рождения. Огромные голубые глаза были распахнуты и глядели вокруг, она не хотела упустить ни одной детали, ни одного запаха, ни единого слова или же ругательства. Она полгода упрашивала отца взять её с собой. Восторгу юной леди не было предела. Ей уже не терпелось скорее сойти на берег. Отец не хотел брать свою четырнадцатилетнюю дочь в этот рассадник пиратства, но она пригрозила ему, что никогда не выйдет замуж и всю жизнь проживет с родителями и пришлось сдаться. Дочь была той еще упрямицей и, как правило, за словом в карман не лезла, но и обещания сдерживала до последнего слова. Команда была не в восторге, такое долгое плавание, а тут еще и женщина на корабле! Старый боцман был так раздосадован, что не преминул при каждом случае упомянуть, что Сеймур форменное несчастье и обязательно накликает беду на их судно.
Но не накликала.
Кружевной зонт и светлые туфельки, тут же провалившиеся в прибрежном песке, стоило ей только ступить на этот безлюдный пляж. Всё чем приходилось теперь довольствоваться. А где-то там бежала настоящая жизнь Нассау, в то время как Сеймур прогуливалась по прекрасному пляжу в одиночестве. Всё чего ей так хотелось узнать и увидеть в Нассау, было далеко, никто не сообщил ей, что они будут жить в доме губернатора, с которым вел дела её отец. Сеймур чувствовала себя слегка обманутой, и это полностью занимало её мысли. Она подошла ближе к воде, туда, где волны подкатывают к самым носкам её туфель, глубоко вдохнув, она уставилась за горизонт. Где-то там курсировали корабли под черными флагами, грабили испанские или английские корабли, делили награбленное, и закапывали на необитаемых островах. Она собиралась столько узнать здесь, услышать столько захватывающих историй, а в итоге слушала только море, что было куда лучше, нежели разговоры отца с губернатором о бочках и ящиках. Сеймур закатила глаза и еще раз вздохнула. День шел к своему завершению, и после захода солнца резко стемнеет и придется вернуться в дом. Сеймур резко выставила зонтик вперед, защищаясь от воображаемых нападавших, но сделав пару выпадов девушка запуталась в юбках и упала на песок. Песчинки защекотали её ладони и тут же пробрались в волосы и уши. Сеймур улеглась в теплом песке и наблюдала, как темнеет небо. Постепенно от горизонта оно становилось все темнее и темнее. Шум волн смешивался с далеким гулом Нассау. Сеймур закрыла глаза и представила, будто находится на главной площади города, среди пиратов, пьяниц, торговцев…
Через два года Сеймур отослали обратно в Лондон и выдали замуж, и казалось больше никогда ей не видеть тех берегов. Но, как и во многом, в этом Сеймур ошибалась тоже. Так же ошибалась она и в своем счастливом замужестве. Дела в Сент-Огустине шли хорошо, и семья в деньгах не нуждалась, но зов волн в сердце Сеймур оказался куда сильнее, нежели притворная любовь к семейной жизни и мужу, который оказался не настолько хорошим, как его расписывали до замужества. Она буквально задыхалась в Лондоне среди всех этих приемов и ужинов, здесь все было иначе, нежели в Америке, где она провела большую часть своей сознательной жизни. И солнца было так мало, и море таким холодным, казалось, однажды можно просто затеряться среди всего этого тумана и раствориться с первым лучом солнца.
Спасение пришло вместе с несчастьем, отец Сеймур подхватил какую-то лихорадку, становилось лишь хуже, и никто не мог ему помочь, и ей немедля пришлось покинуть Лондон. Если бы не ужасная болезнь горячо любимого отца, возможно, она бы ликовала, лишь ступив на палубу корабля. Муж отпустил её в такое далекое плавание одну, ведь сам он не выносил ни моря, ни морской качки и лишь от мысли о таком далеком и длительном путешествии он зеленел, и ему становилось дурно. Так же Сеймур пришлось оставить сына, мальчик был болезненный и слабый, да и вряд ли бы отец пожелал отпускать в опасное плавание вместе с матерью. Но Сеймур верила, что она вернется в Лондон и как во всем в своей недолгой жизни, она ошибалась.

Корабль несся, рассекая волны, мириады брызг разносились вокруг. Сеймур стояла на палубе, подставив лицо соленому ветру, чувствуя, как он спутывает её локоны и хочет сорвать шляпку. Рядом стоял любимый старший брат и вместе они неслись навстречу синему небу, туда… в Нассау. Сеймур сжимала ручку своего зонтика в нетерпении и все вглядывалась за горизонт, как же она скучала по городу своих детских грез.
Похоронив и оплакав отца, пора было приниматься за дела, торговля ждать не будет. Нужно было обсудить условия торговли с губернатором Нассау, контракты заканчивались и конкуренты поджимали. Стояла тихая лунная ночь. Паруса наполнялись соленым ветром и стремительно раздуваясь, несли корабль к острову. Они преодолели половину пути, когда на палубе поднялась суматоха, а затем и вовсе поднялся шум. Сеймур показалось, что она услышала выстрел, глаза резко распахнулись, а весь сон слетел, как ни бывало. В каюту ворвался брат, он был ошарашен и напуган, с его клинка стекала кровь, одежда была потрепана и порезана.
- Сеймур, спрячь бумаги, - велел он ей тяжело дыша, стопки книг повалились перед ногами сестры.
- Но что происходит, Винсент, - она схватила его за руку, пытаясь поймать бегающий взгляд.
- Пираты, сестра, на нас напали… - Винсент посмотрел в такие родные голубые глаза, и обхватил щеку сестры окровавленный рукой, оставляя алый след на её бледной коже.
- Но разве мы не…
- Скорее всего, это испанские или португальские каперы, от них мы не защищены, увы.
- Мы ведь даже ничего не везем, - запротестовала Сеймур.
- Но мы конкуренты, - брат выдернул свою руку и холодных рук Сеймур и бросился к двери. – Спрячься сама и прихвати книги.
Сеймур было бросилась за ним, но Винсент запер ее дверь изнутри, она стучала, но это было бесполезно. Переместившись на пол, она попыталась разглядеть хоть что-то в замочную скважину, но было слишком темно и суетно снаружи. А потом вдруг стало тихо. Неужели все. Тишина длилась всего секунды две, но для Сеймур она казалась часами, и оборвалась она внезапным грохотом и ужасной качкой, Сеймур плюхнулась на пол, путаясь в юбках. Это был залп, пушечный залп, но стреляли не по ним, значит, команда еще пыталась отбиться или нет. Страх заполнил все внутри нее, она вообще перестала понимать, что происходит вокруг, сердце бешено колотилось, Сеймур увидела разбросанные на полу книги и корабельные журналы. Пытаясь глубоко дышать, чтобы придти в себя она поднялась на ноги и поспешила укрыться. Ждать пришлось не долго, рано или поздно они должны были найти запертую дверь. Деревянная дверь дернулась. Затем еще и еще. Сеймур зажмурилась, пытаясь унять гулко бьющееся сердце, чтобы никак себя не выдать. Но, кажется, все было уже решено.

- Корабль по курсу, - раздался с вышки голос.
Джек тут же выхватил трубу и навел её в указанном направлении. Сзади он услышал кашель.
- Да-да, конечно, Капитан, - Джек чуть потупился и передал подзорную трубу их Капитану. – Похоже, это корабль Нассау, - решил добавить он, за что получил уничижительный взгляд.
- Спасибо, Джек, но я еще и сам вижу! Как-то тихо на палубе тебе не кажется.
Джек закатил глаза, только что его отчитали за предоставленную информацию, но следующей же фразой спрашивают его мнение. Иногда он не понимал, чем ценен для капитана больше, своим умом или бесконечной возможностью поиздеваться.
- Джек, ты оглох? – повторил Вейн.
Все же видимо вторым.
- Право руля, курс на корабль, - скомандовал Вейн, - посмотри, что там произошло, - сказал он, глядя на Джека и возвращая ему подзорную трубу.

Сеймур очнулась в своем убежище от беспокойного быстрого сна, видимо ничего не найдя, нападавшие отступили. Или же они наоборот нашли то, что искали. В нос ударил странный запах, соленый и металлический. Сеймур выбралась из укрытия и замерла, комната была перевернута с ног на голову, дверь выбита. Неужели она отключилась, потому, как не помнила этого погрома. Будучи настоящей леди, Сеймур решила принять все с холодным сердцем, чтобы там ни было за этой дверью, разве это могло быть хуже, чем ее неудавшийся брак. Поправив выбившиеся пряди и надев платье, которое было куплено специально для этого путешествия, такое простое и практичное, но в тоже время красивое и по последней моде, с цветочным узором на темно красной ткани. Кружевной зонтик валялся под кроватью, Сеймур взяла его в руки и отряхнула. Глубоко вдохнув и надев на лицо ледяную маску, Сеймур сделала уверенный шаг к двери. Пальцы впились в дверной косяк, глаза закрылись лишь на секунду, лицо дернулось в отвращении. Это было слишком. Вся палуба была залита кровью и усеяна трупами команды, кого-то из этих людей Сеймур знала еще с детства. Но… она метнулась вперед, не обращая внимания ни на кровь, ни на изувеченные тела, оторванные части тела и разбросанные вещи. Камзол и белая рубашка, внутри Сеймур все замерло, она остановилась в шаге и не в силах двигаться дальше, закрыла рот рукой, чтобы не закричать. Горло её брата было вспорото, противный зияющий разрез глядел на неё словно бездна, она была такой яркой на фоне сизой бледной коже, в руке был сжат клинок, тело изранено…
- Ох… Винни, - еле слышно выдавила Сеймур и присела рядом с братом. Она вытащила свой белый платок, чтобы прикрыть эту ужасную рану на его горле. – Винни, братик… - слова застревали в горле, но слез не было. Не было и злости. Не было вообще больше ничего. Корабль дрейфовал, все были мертвы, плеск волн заполнил тишину вокруг. Она осталась одна посреди моря на мертвом корабле. Их будут искать, но когда, и найдут ли, а самое главное, доживет ли она до спасения, ведь была почти уверена, что их припасы разграблены. Напавшие пираты должны были остервенеть от злости, поняв, что ничего ценного тут нет, потому и перебили всю команду для потехи. Сеймур встала. Нужно было решить вопрос достойно, лучше уж умереть сейчас, самой, нежели голодать на этом корабле в одиночестве и ждать призрачной надежды на спасение. Где-то глубоко в душе ей сделалось дурно, лишь от одной мысли, но она смогла задушить в себе этот порыв. Нос уже привык к запаху крови, которым тут все пропиталось, и почти его не чувствовал, глазам примелькались трупы команды.
«Нужно их сначала похоронить, здесь найдется достаточно простыней?» - мелькнула робкая мысль в голове девушки. Команда была небольшой, и возможно к вечеру она управится. Сеймур вновь посмотрела на брата, его глаза были открыты и ужас отпечатался в них, клинок в его руке когда-то принадлежал отцу, а значит теперь ей. Сеймур вытащила фамильную реликвию из руки Винсента.
Сеймур вернулась к себе в каюту, ей нужно было все спокойно обдумать. Спокойствие, единственное, что у неё осталось. Сеймур прислонилась спиной к стене и надеялась заплакать, но слез не было. Внутри все сжалось, словно её вновь затягивали в тугой свадебный корсет, она почти не могла вздохнуть тогда и сейчас чувствовала тоже. В носу щекотало от запаха мертвых тел под палящим солнцем. Сеймур поймала свое отражение в разбитом зеркале, холодные глаза будто померкли, её щека была испачкана кровью, их последняя минута с братом, грязный кровавый мазок.

- Я почти уверен, что это дрянная идея, - сетовал Джек, глядя на то, как Вейн работал граблями. Они высадились на двух лодках, чтобы осмотреть корабль. – Там все мертвы, я уверен, только подхватим какую-нибудь холеру, Чарльз.
- Джек, ты можешь заткнуться хотя бы на секунду, пока я тебя не выкинул за борт? – Вейн был спокоен, как и всегда, но за мнимым спокойствием чувствовалась угроза и сила.
Их шлюпы достигли корабля, Вейн первый поднялся на палубу, но там уж все было кончено. Мертвый корабль. Он приказал обыскать корабль, им нужно будет сообщить об этом в Нассау.
За дверью раздались тяжелые скользящие шаги. Сеймур напряглась, крепко сжимая в своих руках зонтик, клинок лежал под ногами, так не осмотрительно. Она не сдастся легко, слишком долго она терпела, Сеймур сжала зубы и занесла зонтик. Шаги стали громче и в проеме появился человек, она огрела его зонтом, но он резко повернулся и перехватил её удар, хрупкий зонтик хрустнул в его руках. Глаза были готовы разорвать любого, словно у дикого зверя они горели, длинные грязные волосы и такая же засаленная одежда, выцветшие пятна крови, клинки и сабли, за пояс был заткнут мушкет, руки покрывали шрамы. Лицо было суровое под стать глазам, и еще незнакомец был неимоверно сильным, весь его облик должен был вселять страх, но у Сеймур уже не было сил на это. Она замахнулась второй рукой, но он перехватил и её, заводя за спину, заставляя бедную девушку подниматься на носочки и отводить лицо, лишь бы не столкнуться с противником. От него пахло морем, потом и кровью, раскаленным солнцем и ромом. Он прижал девушку к себе, держа её руки за спиной, но наконец, поняв кто перед ним, он ослабил хватку и оттолкнул её, Сеймур отшатнулась, и упала бы, но устояла. У неё не было намерений падать на колени еще хоть перед одним мужчиной.
- Я английская подданная, и глава одной из торговых компаний Сент-Огустина, у вас нет прав так со мной обращаться, - заявила она, гордо вскидывая голову, глядя противнику прямо в глаза.
Капитан усмехнулся, маленькая блондинка явно веселила его своей глупой отвагой.
- Что ж, а я Капитан Чарльз Вейн, живу разбоем и убийствами, и как же мы поступим теперь, миледи? – его голос был насмешлив, в нем сквозило превосходство и пренебрежение.
Сеймур на секунду замялась, ей было знакомо это имя, они с отцом много переписывались и он часто писал в своих письмах о делах, иногда это были истории больше походившие на книжные, но кажется, теперь все они становились куда более реальными, чем в далеком туманном Лондоне.
- Вы отвезете меня в Нассау, Капитан Вейн с Рейнджера, - заявила она и не сводила с капитана глаз.
- С какой это радости мне везти тебя туда, а не прирезать вслед за всей командой.
- Что ж, команда уже мертва… - она запнулась, - какое-то время, а вы и так следуете в Нассау, иначе не оказались бы тут. На нас напали с разбоем и убили всю команду, а ведь именно вам уходит часть денег за сбытый нами товар, и у нас соглашение с губернатором о взаимной помощи на море, - Сеймур свела брови к переносице и посмотрела на Капитана. – Не думаю, что губернатор очень обрадуется, узнав, что вы могли спасти их самого необходимого партнера, но просили в открытом море. Да и разве …вы хоть и пират, но все равно мужчина, разве вы сможете бросить нуждающуюся в помощи женщину так далеко от дома, и ничто в вас после не шевельнется в муках?
Капитан смотрел на Сеймур так пристально, и улыбка в уголках его рта снисходительно замерла. Он сделал шаг к ней, медленный и устрашающий, может он и не был самым габаритным капитаном, но уж явно больше этой хрупкой англичанки. Девушка к его удивлению не тронулась с места, лишь в её бледных голубых глазах скользнула тревога.
- Ты в своем уме, девочка? думаешь хоть кому-то будет дело до тебя? думаешь я никогда никого не убивал, а это, - он выхватил один из клинков и приставил к щеке Сеймур, - лишь антураж? почему-то мне кажется это ты должна умолять меня забрать тебя отсюда, или я ошибаюсь.
- Да.
- Что?
- Вы ошибаетесь, капитан, - Сеймур старалась говорить твердо, но коленки у нее дрожали. - Я лучше умру в океане, чем буду умолять мужчину о чем-то, - сказала она уже увереннее. А после еще и ткнула его пальцем в грудь, придвигаясь ближе, теперь их лица были так близко, что можно было рассмотреть каждую морщинку на его лице и каждую родинку на её. - Вы отвезете меня в Нассау, к губернатору, если хотите продать еще хоть грамм табака или сахара. А после мы поговорим о награде.
Она так напирала на него, что лезвие слегка чиркнуло её по щеке, но Сеймур не заметила этого, сейчас было важным лишь одно, покинуть этот корабль.
- Капитан, - раздался голос за спиной.
Вейн отошел к Джеку, тот в свою очередь пристально посмотрел на девушку, невольно Джек стал свидетелем их небольшой сцены и был весьма удивлен.
- Все мертвы, корабль пуст...и еще кое-что, кажется я видел тело Винсента Шермана.
- И что мне это должно говорить, Джек, - взвился капитан.
- Возможно временно мы не сможем ничего продать из награбленного.
Вейн посмотрел на Джека, затем повернулся к Сеймур, как бы ему не хотелось, но кажется придется уступить этой девушке.
- Ваш Капитан, уже все как всегда решил, Джек, эта леди поедет с нами в Нассау.
- Что? взять женщину на корабль, Чарльз ты в своем уме?
- И с каких пор Энн перестала быть женщиной тогда? - парировал капитан. - Благодаря этой женщине тебя все еще не прирезали...
- Ну да... точно, - развел руками Джек. - Энн будет в восторге от нашей затеи. И вся команда тоже, - повысил Рекхем голос впервые за день, - ведь мы уже 2,5 месяца в море.
Сеймур не слышала о чем говорят пираты, но беспокоиться она уже тоже больше не могла, они просто обязаны забрать её отсюда. Она провела по щеке рукой и на пальцах осели алые свежие капли крови, она сморщила носик глядя на них.
- Она идет с нами, - заявил Капитан и Джек вынужден был заткнуться.
- Это что? моя кровь, - спросила она, глядя на Капитана. Тот лишь кивнул и Сеймур больше не в силах удерживать себя в сознании осела на пол с грохотом присущем обмороку.
Чарльз подошел и поднял ее с полу, видимо сердце отважной леди не вынесло пары капель собственной крови. Он вынес ее из каюты и поспешил покинут корабль.
- Отлично, просто отлично, дохлой бабы нам еще не хватало, - сетовал Джек.
Они подожгли корабль на последок, ведь оставить тела так было бы не правильным. Они отплывали от него все дальше, а зарево огня лишь растекалось по горизонту все ярче.

Вокруг вновь было темно, пахло свечами и керосином. Сеймур пошевелилась с трудом и приоткрыла глаза, она чувствовала себя уставшей и потерянной. Кто-то ослабил её платье, дышать было так легко, и ничто больше не сдавливало грудь. И снова этот запах, раскаленное солнце, ром и кровь. Все произошедшее ни было сном. Теперь она даже не знала, была бы счастлива очнуться от всего этого кошмара дома в Лондоне, или же легче было принять этот кошмар наяву. Это была капитанская каюта. В углу валялись пустые бутылки из-под выпивки, переведя взгляд она встретила чужие глаза, так внимательно за ней наблюдавшие, это заставило быстро собраться с мыслями.
- Ты упала в обморок, ты в моей каюте тут тебя никто не тронет, - голос Капитана звучал немного устало и глухо.
- Так уж никто?
Капитан Вейн лишь усмехнулся.
- Поешь, тебе нужно набраться сил, - это не было предложением, это было прямым указанием.
- Спасибо, - сказала Сеймур.
- Сочувствую вашей потери, миледи. Ваш брат теперь в лучшем мире. Мы сожгли корабль. Так лучше...
Сеймур встрепенулась, она вспомнила о книгах и о сабле, которые остались на корабле. Хотя, если теперь все предано огню, может так лучше.
- Там были книги и журналы, а еще сабля... - неуверенно начала она.
Вейн кивнул на ящик что стоял в углу. Он велел Джеку собрать все ценное в той каюте и принести на корабль, как вещи леди. Вещи не канули в огне, и Сеймур не испытала облегчения. Она поднялась с кровати и проследовала к столу, где стояла еда для нее. Она отведала пиратской еды и даже не поморщилась, та была вполне сносной.
- Завтра к обеду мы будем в Нассау, - сказал Вейн. -А до тех пор вам лучше не выходить отсюда, если хотите добраться до губернатора в целости.
- Слушаюсь, Капитан, - сказала она на корабельный манер и улыбнулась. Улыбка была усталая, но лучше уж улыбаться, чем плакать. Она завтра будет в Нассау, спустя столько лет и столько испытаний, она наконец окажется на берегу, к которому так часто отправлялись все ее мысли мечты. Капитан поднялся с места и вышел из своей каюты, оставляю девушку одну.

Лодка стукнулась о причал и один из пиратов выскочил с веревкой и привязал её. Сеймур выбралась из лодки. Тут все изменилось. Всё так изменилось за эти семь лет её отсутствия. Там где раньше были пальмовые хижины, или глиняные постройки теперь представали каменные здания. На берегу было оживленно, толпы немытых озлобленных пиратов, которые только вернулись на землю, они жгли костры или готовили еду, прятались в палатках от солнца. Это все меньше напоминало мечту. Здесь было много выпивки и шлюх, а там где много выпивки много разборок и драк. Капитан лично сопровождал Сеймур к губернатору Гатри. Она шла рядом и оглядывалась, не могла скрыть радости от пребывания тут. Из лавок и трактиров доносились грязные ругательства, кого-то вышвыривали лицом в песок. Уличные торговцы раскладывали свои богатства прямо на улицах, выкрикивая что-то о достоинствах товаров и услуг. И кругом были пальмы и белый песок, с берега доносился шум волн и запах моря.
- Как твое имя? - спросил Капитан Вейн, они так и не удосужились познакомиться.
- Сеймур, - ответила девушка, - леди Сеймур.
- Сеймур, - произнес капитан, будто пробуя имя на вкус, - родители хотели еще одного сына? - удивился он.
- Кто знает, - пожала плечами Сеймур, - в любом случае я это я.
Вейн открыл дверь, и несколько удивился. Оказалось, что губернатор был в отъезде и на месте была лишь его дочь Элеонора. Можно было почти физически почувствовать как изменился Капитан. Элеонора сначала чуть воинственно смерила Сеймур взглядом, но после рассказа Чарльза, чуть смягчилась. Вейн оставил дам наедине. А сам спустился в низ и заказал ром, по виду Элеанор было не понятно злится ли она на него до сих пор или нет, прошло чуть больше двух месяцев после их ссоры, она так давно его не видела и даже бровь не повела. Вейн угрюмо отхлебнул ром. Горло привычно обожгло, хоть что-то еще оставалось привычным в этом мире.
Обед плавно перекатывался в вечер, как солнце за горизонт, тонуло в лазурном море окрашивая все вокруг в розовые тона. Народ в трактире лишь прибывал, становилось шумно, очень шумно, обычный вечер в Нассау. Пьяные разговоры и песни, кто-то пытался наиграть нечто связное на пианино в углу. За соседним столиком играли в кости, гулко отбивая стаканом ходы.
Элеанора держалась гордо с какой-то ледяной решимостью. Они с Сеймур спустились вниз, пропустить по рюмке.
- Я могу отправить тебя в Лондон первым же кораблем, - заявила мисс Гатри придвигая стакан.
- Но мне не нужно в Лондон, разве я не ясно выразилась.
- Неужели ты правда думаешь, что сможешь управлять таким тяжелым делом? - Элеонора сделала глоток.
- Но разве ты не управляешься? - бровь Сеймур выгнулась.
- Я на этом острове с детства, я знаю его вдоль и поперек, и прекрасно знаю как это место работает. Да, наше партнерство неоспоримо выгодно, но разве не проще передать все кому-то другому, а самой наслаждаться жизнью... семьей?
- Я вполне способна справиться с семейным делом, мой брат отдал жизнь за все это.
- Именно, - перебила Элеонора, - это еще и безумно опасно.
- Я вернусь с Сент-Огустин и продолжу наше сотрудничество, все будет как прежде, даже лучше, - она пристально поглядела на девушку и подняла стакан.
- Это может быть очень крепко для тебя, - чуть усмехнувшись заметила Элеонор.
Задело ли это замечание Сеймур, немного. Она прибыла из Лондона и выглядела так утонченно для этих мест, так благопристойно и воспитано, точно не вписывалась, и Элеонора её не считала достойной этого места, этой выпивки... Но за последние несколько дней Сеймур будто прожила целую еще одну жизнь. Она сделала глоток, пойло обожгло горло, словно огнем и после, уже в желудке расплылось приятным теплом. Сеймур поставила стакан и посмотрела на Элеонор, та будто все хотела указать ей место, подчинить, чтобы быть уверенной в том, что все будет как прежде. Словно та думала, что в Лондоне райская жизнь, там чуть ли не опаснее, чем тут. Намерения людей здесь чаще более честны и понятны, меньше лицемерия, дела решаются порой чересчур просто, клинком по горлу и дело сделано, здесь действуют пиратские правила и кодексы. В Лондоне же не действует ничего, там среди сплетен и лжи, чуть ли не сложнее вести дела, чем переплывать океан.
- Элеонора, Лондон чуть ли не более страшное место, чем это. не стоит так свысока относиться ко мне, лишь потому что моя осанка прямее, а манеры более светские. - Сеймур лишь хотела сразу все расставить по местам. - Да и выпивка в Лондоне бывает крепкой, я побывала ни на одном приеме... - Сеймур видела как напряглась её собеседница, готовая вскинуться в любой момент, и кажется перечеркнуть все их договоренности. - Но такого замечательного пойла, я еще никогда не пробовала, - она улыбнулась и осушила стакан до дна.
Элеонора же была в неком легком замешательстве, но последние слова девушки её порадовали и она тоже осушила свой стакан. После еще пары ничего незначащих фраз они расстались, и мисс Гатри поднялась к себе. Кажется они сработаются. Это ли не повод для радости.
Сеймур сидела внизу, сегодня-завтра она могла переночевать здесь, ей любезно предоставили комнату, привести себя в порядок и выспаться. А после ей выделят корабль и отправят в Сент-Огустин. И вдруг она почувствовала как что-то хочет вырваться изнутри нее, видимо желудок не был готов к такой крепкой выпивке, Сеймур выбежала на улицу, за темный угол заведения, её как следует вывернуло. Но наконец стало легче. Будто с этой тошнотой и вышел весь тяжкий груз последних суток. Она оперлась на стену и вдохнула влажный пропитанный нечистотами воздух Нассау. Город жил, город гудел. Он был похож на маленький улей, только осы тут были злее и страшнее. И это все меньше напоминало ей рассказы отца из писем, все меньше напоминало собственные детские мечты. Неподалеку кто-то грязно выругался, а из окна рядом выплеснули какую-то гадость. Сеймур решила убраться из переулка поскорее вернуться в трактир. В дверях она столкнулась с Вейном, тот был в ярости. Его глаза буквально метали молнии, а ноздри раздувались так сильно, будто он был готов вдохнуть весь здешний воздух. Его рука сжимала рукоять заткнутой за пояс сабли, и он расталкивал всех на своем пути, чуть косолапыми движениями. Сеймур чуть вскрикнула от такого жуткого столкновения, Вейн вперил в неё взгляд, а затем схватил за предплечье и поволок за собой.
- Я не повезу тебя больше никуда, - рычал он прямо ей в лицо, она чувствовала запах рома, разило так, что можно было поджечь округу.
Но и сама Сеймур не была до конца трезва, сейчас она была даже смелее, чем обычно.
- Капитан, успокойтесь, это лишь небольшая услуга всему нашему предприятию.
- Вы две стервы думаете, что можно вот так помыкать мною? - он рассмеялся.
- Никто и не говорит о помыкании, это всего лишь взаимовыгодная услуга.
- Услуга... да вас обеих нужно сдать по известному адресу, где от ваших услуг будет реальная польза.
Это уже было выше Сеймур, её бледная холодная ладонь встретилась с разгоряченной щекой Вейна, не сильно, но обжигая его кожу пощечиной.
- Как ты смеешь так говорить, настоящий джентльмен никогда бы не опустился до оскорблений такого толка. Не знаю, что у вас там голубков происходит, но лучше бы тебе придти в себя Чарльз, вчера я потеряла последнего мужчину, который любил меня в этом мире, и то могу ясно мыслить. А ты ведешь себя недопустимо, - Сеймур говорила так твердо, что сама удивилась, - с Элеонорой тебе не сладить скандалами и угрозами, ты должен предложить ей что-то, без чего ей не обойтись.
- Что же еще я должен ей предложить? - фыркнул Вейн, он даже почти пропустил эту пощечину, она сработала как ведро холодной воды.
- Я провела с ней всего несколько часов, а вы знакомы уже сколько? и ты не понимаешь... а она непременно захочет то, что не может получить, - Сеймур улыбнулась.
Да в последнее время отношения Вейна с мисс Гатри совсем не ладились, у них всегда было так, спокойствие, а потом вдруг взрыв и все летит к черту, и все приходится начинать вновь, но он не может от неё отказаться, никак.
- Самого грозного Капитана окрестных морей, - Сеймур искрясь и улыбаясь смотрела на Вейна. - Поверь мне, не пройдет и месяца, как она примет тебя на твоих условиях и я уверена не только в делах. Покажи, что вполне можешь обойтись и без нее.
- И чем я буду платить команде, интересно.
- Просто привози товар напрямую ко мне, а не через посредника коим является мисс Гатри, и её доля станет твоей. Наводки на испанские корабли мое дело, а ты просто будь тем безудержным вселяющим страх человеком, которым ты стал за такой короткий срок. Сделай так, чтобы все капитаны тряслись от упоминания твоего имени, Чарльз Вейн, - Сеймур говорила так воодушевленно и заразительно, что Вейн был готов согласиться, возможно эта встреча и была подстроена морским дьяволом, но выгода явно была не шуточная. - Вернись в Нассау королем, Чарльз Вейн....
Сеймур так увлеклась расхваливая свой план и самого капитана, что они даже не заметили как вышли с душных улиц прямо к морю. Это не нарушало их с Элеонорой договоренностей, ведь так было и раньше, некоторые корабли были под юрисдикцией Сент-Огустина, она будет давать ему другие наводки, которые сберег её брат ценой своей жизни. Просто ей хотелось как-то отблагодарить его за спасение, и Сеймур вдруг почувствовала легкий румянец на щеках. Чарльз смотрел на то, как сияет Сеймур озвучивая свой план, как горят в темноте её глаза, как разжигается улыбка в уголках рта и как она одергивает мешающие пряди. Возможно ему показалось всего на секунду, но эта леди из Лондона вдруг покраснела под его взглядом. Сеймур была такой другой для этого места, что Вейн чувствовал это практически кончиками пальцев, но этой встрече было суждено произойти...
Черт возьми, он отвезет её завтра домой.


@темы: творю порнографию, пора звонить в дурку., крик души, Это - Скандал, детка!, Слезы по тестостерону, Ни - просто плюшевый заяц, Ковальски, варианты?, За гранью Добра и Зла, fanshit, #Тленный.Жаркий.Твой, #Пью ряженку из горла